Этот материал является творческим экспериментом. Обычно редактор является некой тенью автора, тем, кто «причесывает» текст, как Микеланджело отсекает все лишнее, додумывает недодуманное и досказывает недосказанное. Но Антон любит эксперименты, и потому, когда я предложила ему порассуждать вдвоем на одну из тем энерджименеджмента, он с большим энтузиазмом согласился. И тему для обсуждения предложил очень актуальную. Встречайте наш дебют – Антон Солопов и Татьяна Чертищева «О мелодиях наших душ».

 

Антон: Вот уже почти год проходит мое исследование «Полная КухнЯ» – проект, в котором признанные мастера делятся своим пониманием, что же такое мастерство на самом деле и кто может считаться мастером. В формате видеоинтервью я разговариваю с различными людьми – из бизнеса, власти, образования, культуры и т. д.

На одной из первых встреч я брал интервью у звукорежиссера Дмитрия Урюпина. Это талантливейший молодой человек, очень давно занимается звуком, озвучивает различные фильмы, записывает аудиокниги. В разговоре о работе со звуком он обозначил цикл «ТИШИНА-РИТМ-МЕЛОДИЯ». Время шло, а я никак не мог для себя уловить, что же такого важного скрывается в этой последовательности. Я прикладывал этот цикл к разным профессиональным и любым другим процессам, как в своей жизни, так и в жизни других людей. И внезапно я его осознал.

Этот цикл с одной стороны абсолютно очевиден: начиная с тишины, ты действительно движешься через ритм в мелодию. Но кроме этого явного смысла есть и другой. Тот, что интуитивно или абсолютно расчетливо используют многие состоявшиеся лидеры для управления – обратная последовательность «МЕЛОДИЯ-РИТМ-ТИШИНА». В двух словах расскажу именно об этом, втором смысле цикла.

Что такое «мелодия»? Это те настроения, эмоции и обстоятельства, которые вы улавливаете при пробуждении из окружающего мира. Кто-то эту мелодию уже играет – тот, кто проснулся раньше вас. Если вы находитесь на уровне мелодии, то вы, увы, управлять ей не можете. И даже если она вам нравится и вы начали ее насвистывать, вдруг непонятно откуда начинает звучать еще одна, потом следующая, третья, четвертая… И вот, не успев подстроиться под одну, вы пытаетесь ухватить другую. Про таких людей говорят «Пляшет под чужую дудку», что абсолютно верно отражает суть явления.

 

Татьяна: Человека, живущего на уровне мелодии, можно сравнить с участником большого симфонического оркестра. Им могут управлять как несколько разных композиторов, так и целая армия дирижеров и слушателей. Он разучивает разные партии и хуже или лучше исполняет их. Можно много тренироваться, стать «первой скрипкой», но это также не снимает ограничений. Чтобы перейти на следующий уровень, вам потребуется стать хотя бы солистом-импровизатором.

 

Антон: Находясь на уровне мелодии, сочинить свою собственную мелодию довольно таки трудно. Почему? Все просто – мелодия накладывается на ритм. Сначала кем-то был задан ритм, и тот, кто управляет ритмом, управляет и мелодией. Отсюда становится понятным, что второй слой восприятия и нахождения в реальности – это управление ритмом. То есть когда встаешь с утра, ты не слушаешь чужие мелодии, не отсвистываешь их, а действительно ощущаешь свой собственный ритм – тот, в котором находишься именно ты, твое пространство, твой проект.

Сложности возникают тогда, когда появляется полиритмия, т. е. Много разных чужих ритмов. Тогда удержать именно свой становится проблематично. Потому что на работе ты в одном сумасшедшем ритме, дома – совсем в другом, а с приятелями – в третьем. Однако, находясь на уровне ритма, ты уже можешь, как минимум, предвидеть, т. е. понимать и предчувствовать мелодику – мелодию, которая соответствует этому ритму. Как пример, менеджер хорошей компании – это, в первую очередь, человек, следящий за ее ритмом. Он его задает, он его понимает, и именно поэтому ему дается дудка, под которую пляшут те, кто находится на уровне мелодии.

 

Татьяна: Возьмем снова наш симфонический оркестр. На уровне ритма здесь находится дирижер. Он может заставить играть сборище исполнителей с самыми разными музыкальными инструментами именно так, как написано в нотах. Чтобы скрипка не лезла вперед тромбона, а ударник не отстукивал «прощание славянки» вместо регги.

В этом примере также просматривается отсутствие настоящего управления. Человек, находящийся на уровне ритма – дирижер – уже управляет мелодией. Не всей, не общей, а только той, которую могут играть данные ему в подчинение дудки и предусмотренную кем-то написанной партитурой.

 

Антон: Вы уже, конечно же, поняли, что такая позиция не является лидерской. Мы подошли к самому главному моменту рассматриваемого цикла. Кому-то это может показаться парадоксом, но лидерство – это состояние нахождения в тишине.

Главная способность настоящего лидера – нахождение вне ритмов и мелодий. Лидер в любой момент может себе позволить находится в абсолютной тишине. Вырваться из ритма обстоятельств, будней, в которых если ты что-то не сделаешь, то что-то не получишь, может лишь человек с большой силой воли и огромным стремлением к самореализации.

А еще у него должно быть осознание, что в рамках чужого ритма он сделать ничего не сможет. Именно в момент такого осознания рождается истинное лидерство. Задача лидера – в своей собственной тишине осознать свой собственный ритм, чтобы наложить на него свою собственную мелодию, т. е. «что я делаю, зачем я это делаю, куда я стремлюсь». Лидер этот ритм создает, его отслеживает и, самое главное, действует, распространяя вокруг себя разные мелодии для разных инструментов.

Татьяна: На уровне тишины находятся композиторы. Это они, даже не присутствуя в зале, управляют и дирижером, и музыкантами, и слушателями. Я не могу привести пример, чтобы какой-то композитор создал великое произведение, находясь в шумной толпе. Он творит в абсолютной тишине, прислушиваясь к каждой рожденной ноте, подбирая октавы и такты. Это его ритмы, его музыка и, как следствие, – миллионы почитателей и вечная память. Даже великих дирижеров забывают, а великих композиторов помнят вечно.

 

Антон: Приведу пример, как все вышесказанное применить к нашей повседневной жизни. Был не так давно случай, когда я выводил состояние тишины Дамира Каримова, своего коллегу по цеху. Мы совместно проводили конференцию «Там хорошо, где я есть». Началось все замечательно. Он назначал встречи, договаривался с людьми – одним словом, управлял ритмом. Но с развитием проекта накопилась скорость, что-то где-то стало срываться, надо было срочно бежать, ехать, звонить. И в какой-то момент ритмом стал управлять уже не Дамир, а внешние обстоятельства. Он, что называется, загнался, находился в постоянной суете. Думаю, многим знакома ситуация: «А-а-а-а-а! Куда бежать, за что хвататься!»

Мне пришлось буквально вырвать его из этого состояния, хотя это было и тяжело. Ведь конференция «на носу», а у нас ничего не готово, у нас «горит», нам надо и туда и сюда, и левой, и правой ногой, и всеми подряд руками только успевать шевелить.

Но я все же смог объяснить ему, что нужно поймать тишину – состояние, когда внешние маятники не загоняют вас, уйти от них, отвернуться и посмотреть в себя. Он смог осознать, что управляют им внешние обстоятельства, внешний ритм, и именно поэтому он не понимает, что ему делать.

Из состояния тишины он уловил свой собственный ритм: «Как мне выполнять те же задачи комфортно? Как комфортно двигаться к собственной цели? Как вернуть контроль над ситуацией?» Буквально на следующий же день он выстроил свой график и свое отношение к нему так, что началось самое настоящее волшебство. Многие вопросы решались сами по себе, и совсем не так, как он думал еще вчера. Потому что если ты в своем ритме, ты начинаешь по-другому мыслить, каким образом взаимодействовать и с людьми, и с пространством. А еще, находясь в собственном ритме, происходит ясное осознавание каждой проживаемой минуты.

Ритм лидера всегда ощутим, даже если лидер находится в любом пространстве с любым количеством чужих ритмов. Лидер на них не сбивается, а четко держит именно свой – есть такое понятие «держит руку на пульсе». И если он чувствует, что теряет ритм, то он не бежит в панике искать его среди миллиона ритмов других людей. Он уходит в тишину, останавливается, разрешает себе оказаться вне любых ритмов. И потом, находясь в тишине, он вновь нащупывает именно свой ритм, на который мелодия накладывается практически сама собой.

Татьяна: Добавить что-либо к глубоким смыслам, которые Антон видит в реальности, достаточно сложно. Но я все же попробую. И начну сразу с чужих ритмов (просто не помню этапа мелодии в своей жизни). Мое знакомство с ритмами произошло при довольно необычных обстоятельствах. В пору студенчества в общежитии всегда звучали гитары – та самая полиритмия каждый вечер преследовала обитателей восьмиэтажной коммунальной квартиры. Играли все, и даже те, кто этого делать абсолютно не умел. К концу первого семестра стало понятно, что если не перестать реагировать на каждый стук-бряк-звяк, сдать экзамен по математической логике вряд ли удастся. Выход был найден, как нам казалось, гениальный – мы «пели» экзаменационные билеты под гитару, на которой абсолютно бездарно «тренькал» наш сокурсник! Так мы научились выбирать из множества ритмов один – самый подходящий в данной ситуации. Как я понимаю сейчас, это был первый шаг на пути к тишине.

Осознание тишины пришло значительно позже – лет через 10 после вышеописанного случая. В тот момент, когда я поняла, что рушится абсолютно все (бизнес, дружба, любовь, вся система ценностей, сложившаяся за 30 лет), мне стало вдруг абсолютно все равно – тихо-тихо внутри. И я до сих пор абсолютно отчетливо помню этот момент. Неважно, что играют «на других этажах» – важно, что я – это не они. Человек значительно больше всех обстоятельств, смыслов и навешиваемых на него обязательств. Стоп-кадр – и ты снова в форме, снова слышишь и слушаешь. Это твой мир и твоя, не похожая ни на что на свете удивительная музыка – музыка твоей души…

Журнал «Сильные кадры».